Тишка (1 глава)
Портрет Ника Ракитина
Ника Ракитина
Все сказки Ника Ракитина
Не нашли сказку Сообщите нам или пришлите ее и мы ее разместим.



Скачать сказку:
Скачивая сказку "Тишка (1 глава)" Вы подверждаете что скачивете ее исключительно в ознакомительных целях и позже обязательно приобретете ее бумажный вариант.
Российские авторы  › Ника Ракитина

Тишка (1 глава)

Ника Ракитина
Приятного чтения

В крохотном домике на краю города жил-был котенок. Был он белый, как моток ангорской шерсти, и такой же пушистый и кругленький. Еще у котенка была большая голова с синими, как весеннее небо, глазами, четыре когтистых лапки и пышный хвост. Звали котенка Тишка. Это потому, что он очень тихо умел подкрадываться к мышам, которые жили в подвале, клубкам разноцветных ниток и рыбе на сковородке. Еще в доме жили, кроме мышей и Тишки, бабушка и ее внук Бориска. Бориске было четыре года, и Тишке то и дело приходилось прятаться от него то на шкафу, то под диваном. Не то чтобы Бориска был злой, а просто вредный от возраста, как то и дело вздыхала бабушка. Бабушку Тишка любил. И не потому, что была она ему кормилицей и поилицей, а потому еще, что вытащила насквозь мокрого Тишку из весенней лужи — еще бы, для маленького котенка лужа была, как целое море! — и взяла к себе жить.

Благодаря рекламе сайт бесплатен

По вечерам бабушка надевала очки, брала на колени книгу и начинала учить Бориску азбуке. Тишка делал вид, что гоняется за клубком, а сам тоже учился. И скоро уже знал все буквы и мог читать не хуже бабушки. Книжек в домике было много. Были они если и не старинные, то очень старые, и Тишка иногда даже чихал от скопившейся на страницах пыли. Но все равно разбирал по складам трудные слова и еще разглядывал картинки. Больше всего ему нравилось читать про героических котов и их приключения. Тишка все думал, что сам тоже вырастет и отправится утешать обиженных и помогать слабым. Он и не подозревал, что его мечта исполнится намного раньше, чем он смел себе вообразить.

В эту пятницу... да, была действительно Пятница... Бориска капризничал и не захотел есть кашу. Даже Тишка знал, что каша полезна, а Бориска сделал вид, что не знает. Бабушка забеспокоилась и достала с самой высокой полки книгу, которую Тишка раньше не видел. Бориска перестал орать и уставился на картинку. И Тишка тоже уставился. На картине на фоне моря и парусника стоял дядька на деревянной ноге и в треугольной шляпе, украшенной чем-то, очень похожим на Тишкин хвост. Тишка даже подумал, что в шляпе прячется такой же, как он, котенок, а вот хвост — не поместился. На дядьке была полосатая сине-белая фуфайка, штаны с заплатками, а на плече сидела птица: точь в точь сорока Клара с соседского тополя, только очень зеленая. Дядька подмигивал левым глазом, а правый закрывала черная тряпочка. Бабушка объяснила, что дядька — пират. Тишка затаил дыхание — коты очень здорово умеют затаивать дыхание — и все время, пока Бориска глотал остывшую кашу, слушал про моря и приключения. Котенок так притих, что Бориска — совершенно случайно! — наступил ему на хвост. Тишка заорал, подпрыгнул и вцепился в Бориску когтями. Еще бы! Даже самый благовоспитанный кот станет диким хищником, когда ему на хвост наступают. Теперь голосили оба, и бабушка, не разобравшись, в наказание выставила Тишку за дверь.

Тишка обиделся. Он знал, что кот — животное древнее и неприкосновенное. А его... а с ним... а за шкирку... Он обиделся навсегда. Он спрыгнул с крыльца, распушил хвост, как пиратский стяг, и гордо пошел к забору. Котенок решил уйти в дремучий лес и насовершать подвигов, и, может быть, геройски умереть. Вот тогда они заплачут, и Бориска, и бабушка, и поймут, кого лишились. И, может быть, их даже загрызут мыши из подвала. И, в самый страшный момент, вернется он, славный пират Тишка, и спасет их, не требуя награды. Ну разве что тарелку сливок, чтобы утишить боль от жестоких душевных ран. За размышлениями котенок не заметил, что миновал дырку в заборе и бежит по тропинке в зарослях крапивы к оврагу, за которым начинается самый настоящий лес.

Тишка отскочил и протер лапкой глаза: перед ним на тропинке лежала мышь-не мышь, воробей-не воробей, в общем, что-то непонятное, а возможно, опасное.

— Ты кто? — спросил Тишка.

— Пинька я, — хмуро ответило существо. — Ночница.

— Девчонка, что ли?

Существо трепыхнуло кожистыми крыльями и даже подлетело немного от возмущения:

— Мыш я!

Тишка прикрыл от визга уши, а когда они перестали болеть, возразил:

— Не. Тогда ты ночник.

— Ага, дразнис-ся, — Пинька почти заплакал.

— Не дразнюсь.

Тишка присел, опираясь на хвост, вспомнил, что он обещал защищать слабых, перестал облизываться и опять спросил:

— Если не девчонка, то чего ревешь?

— Я не реву! Я сбежал!

— Почему? — осторожно отодвигая лапку от левого ушка, осведомился котенок.

— Не хочу спать вниз головой.

Тишка подумал и согласился: довод был серьезный.

— А что ты тогда будешь делать?

Пинька громко всхлипнул. Тишка на всякий случай зажал ушки.

— Ты это... хочешь быть пиратом?

— Хочу!

— Тогда жуй, — котенок протянул летучему мышу стебелек клевера.

— Зачем?

— Будем тебя красить в зеленый цвет.

Старательно прожевывая второй стебелек, а поэтому слегка невнятно Тишка объяснял новому знакомому, что станет тот пиратским попугаем, будет сидеть у капитана Тишки на плече и изрекать иностранные слова.

Пинька выплюнул стебелек:

— А какие?

— Карямба, — произнес Тишка не очень уверенно, — давай, мажь крыло.

— Непонятно.

— Тогда можешь кричать Коряга!

— Ну что, я зеленый?

Котенок с сомнением оглядел Пиньку.

— Зеленоватый... кажется.

Пинька радостно взмахнул крыльями и устроился на шкирке у Тишки, вцепившись коготками в шерсть. Тишка извернулся, взмахнув лапой.

— Ты чего?!

— А ты чего? Думаешь, всю жизнь будешь на мне ездить?

— А когда буду?

— В торжественных случаях.

Пинька ошеломленно хлопнул очами. Правда, Тишка и сам не очень знал, что это за торжественные случаи, только надеялся, что наступят они не скоро: коготки у мыша были почти такие же острые, как у него самого.

Был уже поздний вечер, когда путушественники постучались в двери избушки на краю леса. Они проголодались и очень устали. Дело в том, что Тишка заблудился в трех соснах. Не то чтобы он совсем не знал, как оттуда выйти — Пинька мог бы взлететь и сверху указывать дорогу. Но Тишку так ошеломили запахи смолы, папоротника и земляники, так вскружили голову солнечные зайчики, прыгающие в траве, что он носился кругами, словно глупый котенок, пробуя поймать то бабочку, то ромашку, то свой собственный хвост, и совсем забыл про время. И только бухнувшись на четыре лапы и громко чихнув оттого, что пыльца попала в нос, он увидел, что солнце садится, и силуэт Пиньки, ныряющего между соснами на его фоне, кажется каким-то зловещим.

— Эй! — слегка дрожащим голосом окликнул он.

Пинька проглотил очередного комара.

— Что? — откликнулся недовольно.

— Пойдем.

И они пошли. То есть, пошел Тишка, а Пинька летал над ним и питался. А потом они вышли к избушке. Избушка даже в сумерках казалась уютной и опрятной. Стены были сплетены из прутиков, крыша пахла корицей — корицей всегда пахнут высохшие листья, а из приоткрытой двери тянуло умопомрачительным жарким. Пинька поймал летящего на огонь толстого мотылька, облизнулся. Тишка робко постучал.

В избушке жило семейство ежей: еж-папа, ежиха-мама, бабушка с дедушкой, двоюродные тетки и целый выводок ежат. По случаю вечера все семейство отправилось на охоту, и только бабушка стояла у плиты и решительно помешивала ложкой жаркое.

— Заходите, — проворчала она. — Нечего комаров пускать.

Каждый путешественник получил по большой деревянной миске с ужином и разрешение переночевать на охапке свежего сена, сваленного в углу. Бабушка села около стола, растирая в ступке пахучие корешки и бормоча себе под нос:

— Все шастают, шастают, неймется им...

А после объяснила слегка напуганным гостям, что ворчит не на них, а на своего внука Колючку. Внук этот, вместо чтобы готовить запасы на зиму или хотя бы ловить мышей, отправился спасать украденную принцессу. Нет бы о родных подумал!..

С котенка мигом слетел весь сон. Это было настоящее приключение. Как раз для пирата и его верного мыша... то есть, попугая.

Из книжек Тишка знал, что принцесса — это дочка какого-нибудь царя или короля, девочка в симпатичном платьице с золотой короной на голове и грандиозной способностью влипать в неприятности. Принцесс то и дело воровали всякие драконы и Змей-Горынычи, баб-Ёги, людоеды, колдуны; или злющие феи подсовывали веретено, от которого бедняжка засыпала на сто лет... Конечно, потом за принцессой стаями неслись прекрасные принцы и отважные рыцари, спасали от злодеев, снимали заклятия, женились и жили долго и счастливо. Но это же потом! В общем, Тишка всей душой сочувствовал принцессе и ежику Колючке тоже. Даже решил взять его в свою команду. И рассуждая об этом, сам не заметил, как заснул.

Вскочив ни свет ни заря, котенок тут же готов был отправиться в путь. Даже не позавтракав. Он стал искать и звать Пиньку. Тот не откликался. А отыскался на чердаке, свисал вниз головой со стропила, завернувшись в кожистые крылья, и сладко спал. Добудиться его стоило труда. Да и потом верещал, что ночница — животное ночное, на рассвете вставать не обязано, и это было временное умопомрачение, что он отказывался спать, как летучим мышам положено, и отправился в путешествие с каким-то подозрительным котом. На подозрительного кота Тишка обиделся всерьез. Да, я кот, сказал он, и никто не мешает мне вспомнить, как коты обходятся с мышами, пусть себе большими и летучими. Потому что одно дело боевой товарищ, и совсем другое — мышь. Тишка вовсе не собирался Пиньку есть, просто хотел попугать немного. Но тот сорвался с места и так резво помчался вперед, что Тишка с трудом его догнал.

... — Нет, ну я думал, что приключаться — это здорово. Идешь себе, наказываешь злых, помогаешь добрым. Отыскиваешь сокровища и сырокопченую колбасу... Где колбаса, я спрашиваю? — этот вопрос был риторическим, то есть, ответа не требующим. Стараясь не смотреть, а, главное, не нюхать шубку, испачканную болотной грязью и тиной, котенок осторожно ее лизнул. Умыться было просто необходимо. Чистоплотность у котов в крови. Поскольку прочно связана с добыванием пищи. Если мышь тебя у норки унюхает... ну, вы понимаете. Утешая себя, что тина целебная, котенок стремительно заработал язычком. Удовлетворенно оглядел плоды трудов и разлегся на солнышке. Нужно было обсушиться и подумать. А еще хотелось есть. Так хотелось, что он готов был вернуться к Бориске и бабушке. Безо всяких условий.

— Нашел!

Тишка испуганно подскочил.

— Т-ты... мог бы кричать потише.

— Я хотел тебя обрадовать, — Пинька, вцепившись коготками, вниз головой повис на осине. — Он там сидит. Кушает. Сало с огурцами.

При слове сало Тишка подскочил еще выше.

— Веди!

Ежик Колючка сидел у колодца. Перед ним на платочке с красной каемочкой лежало вожделенное сало, порезанный на дольки огурчик и большой ломоть хлеба — Колючка был очень хозяйственным. И еще стоял кувшинчик со сливками — Тишка это очень правильно вынюхал. Хотя вот откуда ежик взял в глухом лесу сливочки?

Котенок обежал колодец — большой круг из замшелых камней с родничком внутри — и стал подкрадываться, бесшумно ставя лапки, прячась за кустиками костяники, брюшком едва не ерзая по земле. У ежиков очень плохое зрение, но зато отменный нюх. Колючка учуял незнакомца и грудью встал на защиту обеда. Вернее, спиной — свернувшись в колючий натопыренный клубок. А обед спрятал внутри.

— Ну ты жадина, — пробормотал Тишка, скрывая слезы. — Я бы не хватал — я бы честно попросил!

Колючка фыркнул. А котенок сделал мелкий шажок к кувшинчику, который под ежиком не поместился.

— Думаешь, я не знаю, что ты пошел за принцессой? — Тишка сделал еще шажок — совсем не заметный, совершенно случайный. — Ам-ням-ням, — его розовый язычок коснулся сливок. — Я... ням-ням-ням... собирался... ням-ням... оказ-ать ква-квалифицированную помощь.

— Ква!! — басом ответили из щели колодезной стенки.

— Ой... буль!

Голова Тишки застряла в кувшине. Сперва он пробовал сдирать кувшин лапками, потом катался по земле, потом вскочил, как был, с кувшинчиком на голове, и стал выписывать кренделя по поляне. Колючка даже развернулся, на это глядя. А насмерть перепуганный Пинька заверещал, взлетел и запутался в колючих лапах росшей над полянкой сосны. Наконец Тишка стукнулся кувшинчиком о колодезный камень и разбил врага на черепки. А после, виновато косясь, стал подлизывать с травы сливки: чтобы уж не пропадали. Колючка застыл, держа в лапке сало. Пинька продолжал верещать, но намного тише. А на краю колодца сидела зеленая лягушка и смотрела огромными глазищами. Не могла понять, куда все подевались. Ведь бегали!.. вот только что. Не в силах разрешить проблему, она стрельнула языком, поймав пролетающего комара, и плюхнулась себе в колодец.

Сказка представлена исключительно в ознакомительных целях.