Анаконда (9 глава)
Портрет Кирога Орасио
Кирога Орасио
Все сказки Кирога Орасио
Не нашли сказку Сообщите нам или пришлите ее и мы ее разместим.



Скачать сказку:
Скачивая сказку "Анаконда (9 глава)" Вы подверждаете что скачивете ее исключительно в ознакомительных целях и позже обязательно приобретете ее бумажный вариант.
Зарубежные авторы  › Кирога Орасио

Анаконда (9 глава)

Кирога Орасио
Приятного чтения

Конгресс заседал. Явились все, кого ждали и кого не ждали. Не считая Лютой и Шустрой, а также кузин Златозарной. Лисички, Нейвид, Свирепой и Копьеголовой, присутствовала на сей раз и Коралловая - та самая, кого Шустрая обозвала идиоткой, что не мешало той славиться среди всех талантом жалить особенно больно. Притом она была красива, вне всякого сомнения красива, вся в красных и черных кольцах.

Благодаря рекламе сайт бесплатен

Поскольку красота, как известно, больное место каждой змеи, Коралловая втайне радовалась тому, что здесь нет ее брата Аспида, чьи широкие черные кольца, с двух сторон отделенные узкими белыми ободками от пламенной киновари остальной окраски, ставят его на высшую ступень красоты среди всех пресмыкающихся.

Представителей от Ловцов было немало. Явился Древесный Уж, которого почему-то путают с одной ядовитой лесной змеей, хоть по виду и привычкам он, скорее, сродни удаву. Стройная Лиана, прославившаяся ловлей птиц, сверкала всеми оттенками зеленого цвета - от мягкого оливкового до бурого с прожелтью. Болотная, маленькая и темная, впервые, верно, в жизни оставила свою любимую стихию, чтоб присутствовать здесь.

Большой Полоз расположился средь других, застыв недвижно и вплотную прижавшись к земле, как обычно делал в минуту опасности. Плетевидка (тоже из коралловых), очень тоненькая, подобно всем ее приятельницам-древолазкам, была также тут. И последним появился Эскулапов Уж, чей род предания почитают священным и связывают с именем бога врачевания Эскулапа, - добродушное животное, встреченное, однако, недоброжелательно и с недоверием.

И все-таки представители целого ряда видов не явились, и неявку их здесь следует разъяснить специально.

Заметив выше, что явились все, кого ждали и кого не ждали, мы говорили лишь о тех видах, которые представляют, так сказать, правящую династию. Еще первый Конгресс Змей постановил, что лишь самые многочисленные виды имеют право решающего голоса. Потому-то мы и сказали, что явились все, хотя весьма досадным упущением была неявка Немого Кротала, которого почему-то недопекались. Тем досаднее, что этот змей, достигающий порою трех метров, влиятелен не только в Америке: он является Змеиным Императором обоих полушарий, и лишь одна взяла над ним верх размером и ядовитостью- Дриада Джунглей.

Еще кое-кого недосчитались (о Крестоноске речь не идет), но все присутствующие всячески старались показать, что этого не замечают.

И вдруг все вздрогнули от неожиданности: из-за густых папоротников показалась чья-то голова и большие глаза весело глянули на собравшихся.

- Не помешаю? - раздался голос.

Все змеи разом подняли головы, словно их током ударило.

- Что тебе здесь нужно? - громко спросила Копьеголовая в величайшем раздражении.

- Тебя, кажется, не звали! - сонно, но с пафосом протянула Златозарная, в первый раз за все время доказав, что она еще жива.

- Убирайся! Убирайся! - раздались там и сям ядовитые возгласы, выдающие волнение и беспокойство.

Однако Лютая свистом ясным, хоть и дрожащим, призвала Ассамблею к порядку:

- Сестры и братья! Не нарушайте установленных правил: на Конгрессе Змей могут быть гостями все змеи. Вход свободен. Никакого насилия. Добро пожаловать в наш грот. Анаконда.

- Хорошо сказано! - бросила Шустрая с глухой насмешкой. - Благородно. Наша Королева блюдет интересы всех своих подданных. Добро пожаловать в наш грот, Анаконда!

Точеная голова с живостью раздвинула папоротники, влача за собою два с половиной метра молодого, упругого, в темных переливах тела. Новоприбывшая заскользила через пещеру на виду у всех и, многозначительно переглянувшись с Шустрой, устроилась возле самой Лютой с легким, веселым свистом. Старуха невольно вздрогнула.

- Я тебя стеснила? - любезно осведомилась Анаконда.

- Что ты, ни капельки! Меня мой собственный яд стесняет, слишком много накопилось...

Анаконда обменялась быстрым шутливым взглядом с Шустрой, и обе стали серьезны. Для столь явной недоброжелательности по отношению к новенькой было, как вы сейчас поймете, некоторое основание.

Вообще говоря, анаконда - самая прославленная из всех змей, какие только есть на земном шаре, и даже грозные питоны Старого Света не заслужили того смешанного со страхом уважения, какое она внушает. Сила ее неизмерима, и нет животного, могущего противостоять страшному ее объятию. Когда она медленно тянет на землю из густой листвы все десять метров своего гладкого оливково-бурого, в крупных, черного бархата, пятнах, тела, все в сельве содрогается и стынет от страха. Однако анаконда слишком сильна, чтоб питать вражду к кому бы то ни было, и понимание своей мощи побуждает ее быть всегда в добрых отношениях с человеком.

Гнев свой она обращает на одних только ядовитых змей: вся ее натура возмущается против них. Теперь вам понятно, почему эти последние так разволновались, увидев любезную юную Анаконду.

Наша Анаконда, однако, была не из этих мест. Носясь по пенным водам могучей реки Параны, она доплыла сюда вместе с бурным разливом и как-то прижилась здесь, весьма довольная природой и окружением, в хороших отношениях со всеми, а особенно с Шустрой, с которой очень подружилась.

Была она в те времена совсем еще юной, и ей еще много не хватало до десяти метров, каких счастливо достигает старшее поколение. Но те два с половиной, какие она могла предъявить, стоили, вообще-то, двойной длины, если принять во внимание силищу великолепного удавьего рода, чьи отпрыски способны, просто ради развлечения, пересечь в теплых сумерках вплавь широчайшую из рек - Амазонку, высунув из воды не только голову, но и добрую половину тела.

...Однако Лютая решила восстановить порядок, нарушенный разладом из-за Анаконды.

- Полагаю, мы можем, наконец, приступить... - начала она. - Но сначала необходимо добиться каких-либо сведений о Крестоноске. Она дала обещание вернуться в кратчайший срок.

- Она дала совсем другое обещание, - перебила Шустрая, - а именно: вернуться, как только сможет. Надо ждать.

- К чему это? - вмешалась Копьеголовая, не снизойдя до того, чтоб обернуться на слова какой-то безъядной.

- Как так "к чему"? - взвилась последняя. - Надо действительно иметь вместо головы копье, чтоб молоть подобную чепуху!.. На этом Конгрессе одну дичь порют! Хватит уж! Наслушались! Со стороны может показаться, что ядовитые представляют весь Отряд Змей! Одна эта, - и она сердито указала хвостом на Копьеголовую, - еще не уразумела, что от того, что нам расскажет Крестоноска, зависит ход всей кампании. К чему ее ждать... Додумалась! Далеко мы пойдем, если нами станут крутить и вертеть такие гениальные мыслители!..

- Зачем так резко? - упрекнула Лисичка.

Шустрая обернулась:

- А тебя-то кто за жало тянет?

- Не надо так резко, - произнесла малютка серьезно и не сдаваясь.

Шустрая посмотрела задумчиво на совестливую капризницу... и смирилась.

- Справедливо сказала малышка, - заключила она уже спокойно. - Извини, пожалуйста, Копьеголовая.

- Очень мне нужно! - отозвалась та, все еще сердясь.

- Нужно тебе или нет, а я извинилась!.. Но тут как раз, по счастью, Коралловая, все это время караулившая снаружи, со свистом метнулась в пещеру:

- Ползет! Ползет!

- Дождались! - возликовала Ассамблея. Но громкое ликование обратилось в немой испуг, когда вслед за старой знакомой глазам всех предстала вползающая в пещеру исполинская змея, никем дотоле не виданная.

Покуда Крестоноска вытягивалась устало подле Свирепой, непрошеная аккуратно, не торопясь, сложила свои кольца на самой середине пещеры и осталась неподвижна.

- Лютая! - сказала Крестоноска. - Почему ты не приветствуешь ее? Она из наших.

- Мы сестры по крови! - поторопилась высказаться председательница, бросив на новую сестру тревожный взгляд.

И все змеи, прямо-таки умирая от любопытства, поползли рассматривать новоприбывшую.

- Ядом тут и не пахнет, - обронила одна пренебрежительно.

- Какой там яд... - добавила другая, - глаза-то, как плошки...

- А хвост-то длиннющий...

- Да и вообще...

Но тут подруги разом онемели, потому что чужачка вдруг так невероятно расширила свою шею, что смотреть страшно. Это продолжалось лишь мгновение, поля чудовищной шляпы сникли и опали, в то время как ее владелица повернулась к Крестоноске:

- Слушай, пусть они лучше не пристают... Раздражают...

- Да не трогайте вы ее! - рассердилась Крестоноска. И добавила: - Она только что спасла от гибели меня, а, возможно, и всех вас.

Этого оказалось довольно. Конгресс смолк и обратился в слух. Крестоноска стала рассказывать... А рассказывать ей было о чем: и о столкновении с собакой, и о человеке в черных очках, и о палке со щипцами на конце, и о дерзком замысле присутствующей здесь Дриады Джунглей, и о глубоком оцепенении, в каком находилось она, Крестоноска, еще совсем недавно, и о том, как...

- Результат, - заключила она, - двое вышли из игры, и притом самые вредные... Теперь уничтожим тех, что остались, и дело с концом!

- Сначала лошадей! - изрекла Дриада Джунглей.

- Лучше собаку! - предложила Шустрая.

- Настаиваю на лошадях, - не сдавалась азиатская Королева. - Привожу мои основания: покуда лошади и мул живы, Человек, даже в одиночку, столько этой сыворотки наготовит, что вся округа станет (как это они говорят?) иммунной к нашему яду. Для всех вас не секрет, что попасть в самую вену удается весьма редко, как, например удалось мне... вчера.. Потому настаиваю: первый удар мы должны направить на лошадей. А там посмотрим... Что до собаки, - заключила она, взглянув искоса на Шуструю, - эта нечисть недостойна нашего внимания!

Ни для кого не осталось в тайне, что между азиатской переселенкой и местной жительницей Шустрой сразу же возникла острая неприязнь. Если первая, по самой своей ядовитой сути, представляла для Ловчихи тип какого-то низшего животного, то последняя своею гибкостью, силой и проворством вызывала у Дриады Джунглей ревнивую зависть. Таким образом, старая вражда между ядовитыми и неядовитыми могла обернуться неожиданным взрывом в ходе Конгресса.

- Что до меня, - отозвалась Шустрая, - то я полагаю, что лошади и люди не должны быть для нас на первом плане. Вам представляется пустячным делом покончить и с теми, и с другими? Положим. Но собаке будет еще проще покончить с нами, когда им придет в голову начать охоту на нас по всей форме, а они ее начнут, будьте уверены, и суток не пройдет... Эта нечувствительная собака, которой не страшен ничей яд, даже вон той госпожи со шляпой на макушке, - добавила она, искоса кивнув на азиатскую Королеву, - самый страшный противник из всех, кого нам следует страшиться, в особенности, если принять во внимание, что она натренирована искать наш след. Каково твое мнение, Крестоноска?

Ни для кого не осталась также в тайне и эта странная дружба между одной из ядовитых и одной из безъядных, хотя это, скорее, была и не дружба: просто каждая отдавала дань уму и сметливости другой.

- Я придерживаюсь того же мнения, что и Шустрая, - откликнулась Крестоноска. - Если эта привитая собака возьмется за работу, всем нам крышка!

- А мы выступим раньше! - подала реплику Дриада Джунглей.

- Намного раньше у нас не получится... Я опять-таки склоняюсь к предложению Крестоноски.

- Я не ошиблась в тебе, - с твердостью произнесла последняя.

Для ушей азиатской Королевы этого было более чем достаточно для того, чтоб ее ядовитые зубы наполнились гневом...

- Какую цену может иметь высказывание этой красноречивой ораторши, - сказала она, возвращая Шустрой ее недавний взгляд искоса, - если в данной ситуации реальная опасность грозит лишь нам, Ядовитым, на чьем черном знамени начертано "Смерть!" Безъядные же прекрасно знают, что Человек их не страшится по той простой причине, что они решительно не в состоянии внушить кому-либо страх.

- Удачная мысль, - послышался голос, ни разу еще не звучавший. Дриада Джунглей резко развернулась в сторону этого голоса, ибо в мягкой его тональности послышалась ей едва уловимая ирония, и встретила открытый взгляд двух больших ясных глаз.

- Ты ко мне обращаешься?-спросила она свысока.

- Да, к тебе, - неторопливо отозвалась прервавшая ее. - То, что ты сказала, исполнено глубокой правды...

Королева снова ощутила укол легкой иронии и, словно чувствуя, что тут случай особый, незаметно прикинула на глаз размеры своей неожиданной собеседницы, свернувшейся в тенечке.

- Ты Анаконда!

- Угадала! - отозвалась названная, кланяясь.

Но Шустрая решила на сей раз довести дело до конца.

- Одну секунду! - произнесла она резко.

- Не надо! - прервала Анаконда. - Позволь мне, Шустрая. Когда какое-нибудь существо ладно сложено, когда оно сильно, ловко и проворно, оно овладевает своим противником благодаря этим качествам, которыми по праву может гордиться, как все Борцы творения. Так ловят ястреб, тигр, ягуар, все существа благородной структуры. Но когда ты вял, неповоротлив, мало сообразителен и неспособен тем самым открыто бороться за жизнь, тогда-то и необходима пара клыков, чтобы убить изменой. К примеру, как эта импортная дама, которая пытается всех нас здесь ослепить своим роскошным сомбреро!

И в самом деле, Королева, кипя от возмущения, уже расширила свою чудовищную шею, явно намереваясь броситься на обидчицу. Но в свой черед вся Ассамблея разом взвилась при таком обороте дела.

- Потише, ты! - вскричало множество голосов одновременно. - А дипломатическая неприкосновенность?! Не забывай!!

- Шляпу скинь! - метнулась ввысь Свирепая, меча глазами искры.

Дриада Джунглей со злобным свистом повернулась в ее сторону.

- Шляпу скинь! - ринулись со своих мест Златозарная и Копьеголовая.

Дриада Джунглей на мгновение чуть не задохнулась от гнева и обиды, подумав, как легко могла бы она прикончить своих оппоненток одну за другой. Но, ввиду воинственной активности всей Ассамблеи, сочла за лучшее свернуть гигантские поля своей шляпы.

- Договорились! - просвистела она. - Подчиняюсь большинству. Но когда Конгресс закончится, то я... то вы... то не приставайте ко мне...

- Никто и не пристанет! - обронила Анаконда.

Королева обернулась в ее сторону, сдерживая дикую ненависть.

- Ты-то не пристанешь, потому что давно меня боишься!

- Это я-то боюсь?! - подалась вперед Анаконда.

- Мир! Мир! - испуганно возопила Ассамблея. - Мы представляем здесь жалкое зрелище! Пора принимать решение!

- Да, уж время, - изрекла Лютая. - Собранию предложено два плана действий: один Шустрой, другой нашей гостьей. Так как же? Начнем с собаки или двинемся всем отрядом против лошадей?

Грозный вид, внушительная длина и неожиданный ум, проявленный ядовитой азиатской союзницей, уже склонили многих на ее сторону. Был еще на памяти у всех ее замечательный замысел по изничтожению персонала Института, и безотносительно к тому, представлялся ли выполнимым ее теперешний план, все уже знали, как она умеет расправляться с людьми. Надо добавить к этому, что, кроме Шустрой и Крестоноски, уже кое-что испытавших на себе, никто из присутствующих и вообразить не мог, какая великая опасность таилась в таком враге, как собака, нечувствительная к их яду и наученная их выслеживать. Становится понятно, отчего все под конец склонились к плану, предложенному азиатской Королевой.

- Тогда приступим! - заключила Лютая. - Никто не желает ничего добавить?

- Никто ничего... - вскричала Шустрая, - кроме того, что вы еще пожалеете...

Хотя ночь начинала уже бледнеть, но когда речь идет о жизни и смерти, медлить не приходится, и решено было ринуться в атаку, не теряя ни минуты.

И вот целая река ядовитых и неядовитых, быстро увеличивающаяся в объеме благодаря особям разных пород, все прибывающим и прибывающим из пещеры, устремилась в сторону Института.

- Погодите, я хочу сказать... - послышалось последнее предостережение Лютой, - что пока длится кампания, Ассамблея не считается распущенной, так что неприкосновенность одних для других сохраняется. Договорились?

- Ладно, ладно, довольно договоров, - раздался в ответ общий свист.

Азиатская Королева, угрюмо взглянув на спешившую мимо Анаконду, бросила на ползу:

- Там разберемся...

- Обязательно! - с живостью отозвалась Анаконда, стрелой уносясь к авангарду змеиного войска.

Сказка представлена исключительно в ознакомительных целях.