Побеждённый Карабас  (17 глава)


Скачать сказку:
Скачивая сказку "Побеждённый Карабас (17 глава)" Вы подверждаете что скачивете ее исключительно в ознакомительных целях и позже обязательно приобретете ее бумажный вариант.
Российские авторы  › Елена Данько

Побеждённый Карабас (17 глава)

Елена Данько
Приятного чтения

О том, как бабушка Дуня проучила богатого барина.

Благодаря рекламе сайт бесплатен

Мальчики проснулись только утром, когда бабушка Дуня сняла ставни с ларька.

Бабушка Дуня очень удивилась, увидев Артемона на прилавке.

– Ах ты, лукавый пес! И как я тебя вчера не заметила! Вот погляжу я, что ты тут натворил ночью! Тогда попадет тебе!

Но Артемон не натворил ничего худого. В ларьке все было в порядке, как будто бабушка Дуня и не уходила домой. Куклы сидели за чайным столиком. Игрушки лежали на своих местах. Свечки были целехоньки, и даже комнатный фейерверк, горевший вчера, сегодня был как новенький! Будто он не трещал ночью и не сыпал золотые звезды.

Только одна ставня криво висела на петле, замок был весь исцарапан, а колечки расшатаны. Бабушка Дуня сразу заметила это и даже побледнела.

– Неужто воры пытались взломать замок? Хорошо, что им не удалось! Уж не ты ли, пес, их напугал? Вот молодчина, спасибо тебе!

Артемон вилял хвостом и смотрел в глаза бабушке Дуне, словно он и в самом деле спас ларек от воров. Бабушка Дуня погладила его и дала ему ломтик колбасы из своего завтрака. Он улегся за прилавком у ее ног.

Бабушка Дуня достала маленькие гвоздики, клей, бумагу, тонкую веревочку и принялась чинить самолет.

Прохожие сновали мимо – кто спешил на службу, кто торопился по своим делам. Покупателей пока не было.

Вдруг под сводами рынка появился толстый нарядный гражданин в гороховом костюме, в таких широких штанах, будто на каждой ноге у него была надета юбка. На затылке у него торчала шляпа с перышком, а через плечо висела блестящая желтая сумка с серебряными буквами К.Б.О.Б.

Он шествовал, заложив руки за спину, и посматривал вокруг так важно, будто ждал, что сейчас купчики выглянут из своих лавок, станут кланяться в пояс и зазывать его к себе.

«Вот так ферт! – подумала бабушка Дуня. – Видно, барин из прежних!»

А «барин» подошел к ее ларьку, стал, расставив ноги, и принялся глазеть на игрушки. Глаза у него были выпуклые и злые-презлые, рот – как щель у почтового ящика, а нос – лиловый!

«Ну и лицо!» – подумала бабушка Дуня, но вслух ничего не сказала: она была очень воспитанная.

А мальчики переглянулись – держи ухо востро и не жди добра от этого «барина»! Что понадобилось такому франту в игрушечном ларьке?

Вдруг «барин» снял свою шляпочку, поклонился и сказал:

– Мое почтение, госпожа купчиха!

Бабушка Дуня удивилась – что это он говорит? – но ничего не ответила. Тогда он шагнул к прилавку и крикнул ей прямо в ухо:

– Оглохли вы, что ли? Я с вами говорю!

Бабушка Дуня даже вздрогнула и руками всплеснула.

– Это я – госпожа? Это я – купчиха? Да вы с какой стати ругаетесь, гражданин?

– А кто же вы такая, если не купчиха?

– Кто я такая? Я работник торговли, не видите, что ли? Я не жульничаю, не обманываю народ, не набиваю себе карманы, как прежние купцы! Я получаю зарплату, а выручку сдаю государству. А оскорблять меня вы права не имеете!

Покраснела бабушка Дуня, седые волосы у нее растрепались, – вот как она рассердилась! «Барин» опешил, попятился и, глядя на нее, разинул рот. Мальчики подумали: «Так ему и надо, противному франту!»

– Ишь что вспомнили! – продолжала бабушка. – У нас ни купцов, ни господ и в помине нет! Будь они неладны!

– Ну, извините меня, я не знал… – пробормотал «барин», вертя в руках свою шляпочку. – Я только хотел купить у вас игрушки!

Если человек извиняется, как его не простить?

Бабушка Дуня пожала плечами и сказала:

– Покупайте, если хотите! Никто вам не запрещает! – А сама занялась починкой самолетика.

«Барин» опять поглядел на нее, будто он никогда таких продавцов не видел, и повернулся к игрушкам. Вдруг глаза у него сверкнули, он подался вперед, рука дернулась к прилавку…

И тотчас же Буратино грохнулся навзничь вместе со своим стулом, а Пьеро повалился набок и так стукнулся головой об стол, что самоварчик подпрыгнул. И тотчас же из-под прилавка выглянула черная собачья морда с горящими глазами и зарычала.

Они узнали Карабаса, хоть он и был без бороды!

– Осторожнее, гражданин! Какой вы неловкий! – сказала бабушка Дуня, подняла кукол и усадила их по-прежнему. А пуделя погладила по голове, чтобы успокоился.

«Барин» покраснел и задохнулся от волнения.

– Я куплю этих кукол! Берите за них, сколько хотите! Только дайте их мне поскорее!

Тут у Буратино душа ушла в пятки, а Пьеро весь помертвел. А ну как бабушка Дуня продаст их Карабасу? Тогда конец!

– Эти куклы не продаются, – ответила бабушка Дуня и оправила на Пьеро разорванный воротничок.

– Это почему же? – прохрипел «барин».

Бабушка объяснила ему, что она торгует игрушками, которые получает из магазина по накладной. Вон их сколько! И матрешки, и ваньки-встаньки, и Красные Шапочки! Выбирайте любую! А этих мальчиков ей принесла одна пионерка в починку. Они только гостят в ларьке. Их нельзя продать.

Мальчики чуть не запрыгали от радости: они спасены! Но Карабас даже не слушал бабушку. Он раскрыл свою желтую сумку и сказал:

– Ладно, довольно разговаривать! Я дам вам сто червонцев, заверните мне кукол в бумагу и перевяжите их веревочкой!

Он бросил на прилавок горсть золотых монет и опять потянулся к куклам.

– Ну, пропали, – прошептал Буратино. – Теперь она нас продаст!

А Пьеро ничего не сказал, он просто онемел от страха. Зато пудель не молчал и не сидел спокойно. Он поднял такой лай, что прохожие останавливались.

– Цыц ты! – сказала бабушка. – А вы, гражданин, не дразните собаку и не трогайте кукол! Сказано вам – они не продаются.

– Да я у тебя весь товар куплю! Все, что есть в ларьке! Только отдай мне этих мальчишек! – заорал Карабас.

Но бабушка Дуня усмехнулась:

– Зачем это вам весь товар? Для спекуляции, что ли?

– Не твое дело! Захочу – все куплю, что пожелаю! И тебя куплю вместе с твоими дурацкими игрушками! Узнаешь тогда, кто я такой!

– Ну уж нет! – ответила бабушка Дуня. – Кто вы ни есть, хоть самый большой богач на свете, а меня не купите! Да у нас таким крикунам вообще ничего не продают!

Она сняла с полки плакат и показала его Карабасу.

– Видите, что тут написано? «Требуя вежливости от продавца, сам будь вежлив с ним!» А вы кричите, ругаетесь, топаете ногами! Да я с вами и разговаривать не стану! Позову милиционера – и дело с концом!

Тут Карабас вздрогнул, спрятал голову в плечи, а глаза у него забегали в разные стороны. Уж очень ему не хотелось опять встречаться с милиционером!

– Уберите ваши червонцы! Нечего им здесь валяться, – сказала бабушка Дуня. Она сняла с полки несколько масок и посадила на их место Буратино и Пьеро – подальше от покупателя. И стала укладывать маски в коробку. «Барин» собирал червонцы с прилавка и злобно ворчал что-то себе под нос. Вдруг бабушка Дуня усмехнулась и сказала:

– Есть у меня одна подходящая вещичка для вас! Не хотите ли, я вам ее подарю?

– Что? Что подаришь? – встрепенулся «барин» и сунул голову в ларек.

Бабушка Дуня держала в руках ослиную маску. И едва Карабас нагнулся, чтобы ее рассмотреть, маска вырвалась из рук бабушки и – шлеп! – сама наделась на Карабаса.

– Ох! – вскрикнул Карабас и хотел сдернуть маску, но она прилипла так плотно, на тугой резинке – не оторвать!

Тут все маски в ларьке заулыбались беззубыми ртами. Бабушка Дуня тоже рассмеялась.

– Каков Савва, такова о нем слава! Ну, давайте я ее с вас сниму!

Но Карабас уже ничего не видел и ничего не понимал. Он заревел благим матом и, пошатываясь, пошел от ларька. Ослиные уши качались у него над головой. Прохожие шарахались в стороны и смеялись.

Но вот из-за угла выскочила маленькая барышня в клетчатой кепке, встала на цыпочки и сняла с «барина» маску. Потом они пошли под руку прочь с рынка. Ноги у «барина» подкашивались, а голова моталась от плеча к плечу, как мячик.

– Вишь как раскис! – сказала бабушка Дуня, глядя им вслед. – От пустяка раскис! А как важничал, как петушился! Эх, барин, барин!

Тут Буратино и Пьеро не выдержали. Они спрыгнули с полки прямо на руки бабушке Дуне и заговорили наперебой:

– Бабушка, это не «барин»! Это страшный злодей, богач Карабас! Директор кукольного театра!

– Ты видела у него на сумочке буквы К.Б.О.Б.? Это значит: Карабас Барабас Огромная Борода.

– Барин он или не барин, – ответила бабушка, – а замашки у него настоящие барские! «Все куплю… узнаешь, кто я такой…» Подумаешь, невидаль! Тьфу!

Тут мальчики принялись обнимать и целовать бабушку Дуню, а пудель лизнул ее в подбородок.

– Какая ты хорошая, что не продала нас Карабасу! – сказал Буратино.

– Я сочинил тебе стишки, – сказал Пьеро. – Послушай, пожалуйста!

Карабас нас покупал,

Сто червонцев предлагал,

А ларечник-инвалид

Карабасу говорит:

«Убери казну свою, —

Я гостей не продаю!»

Бабушка Дуня смеялась так, что у нее слезы текли по щекам.

– Ну и шутники вы оба! Да на что мне его червонцы? Дорогу мостить, что ли?

Она достала иголку с ниткой и пришила Пьеро оторванный воротник. А потом взяла кусочек черной клеенки и выкроила Буратино новый башмачок. Так они сидели в ларьке, шутили и смеялись. А пудель глядел на них веселыми глазами и вилял хвостом.

Тем временем Карабас и лиса шли домой и бранились.

– Каков Савва, такова о нем слава! Хорошая поговорка! – ворчала лиса. – Как раз к вам подходит! Вы уже теперь не Карабас Барабас Огромная Борода, а Карабас Барабас Ослиная Голова! Переделайте одну букву на вашей сумочке!

– Дура! – злился Карабас. – Это ты подучила меня обрезать бороду! Это ты послала меня к ларечнице! Сама говорила: сначала будьте с ней полюбезнее, потом предложите ей золото, а потом припугните – и куклы будут наши! Вот и вышло черт знает что! Хороша советчица!

– А зачем вы назвали ее «госпожой купчихой»? Зачем кричали: «Все куплю… все возьму»? Этого я вам не советовала! Вы сущий осел!

– Эй, замолчи! – рычал Карабас. – Я твой хозяин!

– Пропадешь с таким хозяином!

Так, переругиваясь, они добрели до квартирки Марьи Ивановны.

На лестнице было темновато. Карабас споткнулся о какие-то ящики перед самой дверью!

– Глядите, куда ступаете, ослиное копыто! – зашипела на него лиса.

Она сунула ключик в скважину и толкнула дверь.

Дверь открылась, да не совсем: она была заперта изнутри на цепочку.

– Кто это запер? – ахнула лиса, и шерсть зашевелилась у нее на спине.

Она снова толкнула дверь, но стальная цепочка держалась крепко. Тут в прихожей послышались шаги. В щель выглянул загорелый мальчик в пионерском галстуке. Он посмотрел на пришельцев светлыми глазами и, обернувшись назад, крикнул:

– Бабушка! Вот они пришли! Открыть цепочку?

– Не открывай, не открывай, Миша! И ступай ты от дверей подальше! Я сама с ними поговорю!

Тут в прихожую вышла сама Марья Ивановна. Нос у нее был красный, а глаза заплаканные. В руках она держала маятник от часов и грязную тряпочку. Лиса, как увидела ее, принялась кланяться и улыбаться в щель.

– Добрый день, Марья Ивановна! Как поживаете, Марья Ивановна?

Но Марья Ивановна поглядела на нее грустно и строго и сказала:

– Я вам доверила, а вы меня обманули! Возьмите ваши чемоданы, я выставила их на площадку, и ступайте отсюда прочь.

– Да что вы, Марья Ивановна? Да как же? – заюлила лиса. – Мы каждый день заводили ваши часики, а если они сломались, мы их починим! Пустите нас к себе!

– Нет, не пущу, – ответила Марья Ивановна. – Нам обманщиков не нужно! Миша прочел мне сказку «Золотой ключик», и я знаю теперь, кто вы такие! Ступайте прочь!

Тут она захлопнула дверь и заложила щеколду.

– Куда же мы теперь пойдем? – прошептала лиса.

Карабас не ответил. Он сидел на своем чемодане, уставившись в одну точку.

– Слушайте! – сказала лиса. – Нечего нюни распускать! Я знаю, где Мальвина! Поймаем ее и улетим сегодня ночью в Тарабарскую страну! Вставайте!

Она заставила его встать, схватила свой саквояжик, и они стали спускаться по лестнице.

Навстречу им, выгнув спину и сердито фыркая, пробежала черная кошка. Она поднялась к двери Марьи Ивановны и сказала:

– Мяяу!

И тотчас дверь отворилась и ласковый голос сказал:

– Это ты, Мусенька? Входи, входи, родная…

А Карабасу и лисе туда входа не было!

Сказка представлена исключительно в ознакомительных целях.