Побеждённый Карабас  (14 глава)


Скачать сказку:
Скачивая сказку "Побеждённый Карабас (14 глава)" Вы подверждаете что скачивете ее исключительно в ознакомительных целях и позже обязательно приобретете ее бумажный вариант.
Российские авторы  › Елена Данько

Побеждённый Карабас (14 глава)

Елена Данько
Приятного чтения

О том, как Карабас сражался с вещами.

Благодаря рекламе сайт бесплатен

Карабас вспотел и запыхался от бега. Отдуваясь, ввалился он в квартирку Марьи Ивановны. Поставил чемодан на пол и чуть-чуть приоткрыл щелку.

– Ау, дружок Буратино! Хорошо ли тебе там? Вот погоди, я тебя в бараний рог согну! Станешь ты у меня послушным, шелковым…

– Не стану! – крикнул Буратино. – Я от тебя убегу!

Тут Карабас захлопнул чемодан и даже уселся на него сам, чтобы Буратино не выскочил.

Вдруг он вытаращил глаза от удивления. Лисы нет дома, а в квартирке все прибрано. Стулья стоят на местах, цветы красуются на окошке, а на столе – заманчивый завтрак: горячая яичница на сковороде, белые румяные булочки, свежий кофе, а в графине – чистая холодная вода!

Все это приготовила Мусенька. Ведь кошки любят похозяйничать, когда никого нет дома! Теперь Мусенька сидела на шкафу и поглядывала на Карабаса из-за шляпной коробки. Глазки у нее были как зеленые огоньки.

Карабасу захотелось есть. Он сунул чемодан в угол, а сам шагнул к столу и уселся в кресло.

Да как вскочит, да как заорет: «Оох! – будто его ужалила змея.

Но это была не змея, а простая обеденная вилка с острыми зубьями. Она лежала на кресле, спрятавшись в чехол. Она-то и уколола Карабаса.

Карабас зарычал и швырнул вилку на пол. Она звякнула, будто рассмеялась, а кукушка выглянула из своего домика и сказала:

– Ку-ку!

– Фу, черт! – проворчал Карабас.

Ему захотелось выпить холодной воды. Но едва он нагнул графин над стаканом, вода брызнула ему в нос, облила щеки и бороду, потекла за шиворот… А графин со стаканом давай приплясывать!

Снова выглянула кукушка и сказала:

– Ку-ку!

– Эй, перестань куковать! – обозлился Карабас. – Вот я тебя!

Он схватил салфетку и стал вытирать бороду. Но из салфетки выскочила круглая тяжеленькая ложка и так стукнула его по лбу, что искры из глаз посыпались!

Опять выглянула кукушка и в третий раз сказала:

– Ку-ку!

Что тут началось! Кофейник, чашки, тарелки все завертелось, запрыгало, забренчало на столе. Булки взлетели, как птицы, прямо на голову Карабасу и давай его шлепать по макушке, по носу, по щекам своими пухлыми боками! А яичница отделилась от сковородки, извернулась да как бросится ему в лицо и сразу залепила и нос, и рот, и глаза!

Без памяти вскочил Карабас и кинулся к двери. Но тут со шкафа прыгнул ему на плечи черный, страшный зверь с горящими глазами и вцепился когтями в затылок!

Карабас упал. Он зажмурил глаза, заткнул уши, лежал на пороге и выл от страха!

А вещи ликовали. Стулья прыгали чуть ли не до потолка, шкаф хлопал дверцами, кукушка куковала, а обеденный ножик сорвался со стола, поскакал в угол и с треском распорол бок чемодана!

Буратино вылез на волю, завертелся от радости и крикнул:

– Я говорил, что убегу!

Карабас потянулся было схватить его, но Мусенька ощетинилась, выгнула спину и так фыркнула ему в лицо, что он опять завопил от страха и упал ничком на пол!

– Сюда, Буратино! К нам, Буратино! Миленький Буратино! – пели цветочки герани. – Вылезай в окно, беги по крыше, он тебя не догонит!

– Спасибо за совет! – крикнул Буратино и полез на подоконник.

– Я тебя провожу! – сказала Мусенька, вспрыгнула на окно и протянула лапку, чтобы помочь ему влезть.

– Скорее! Торопитесь! – закричали вещи со всех сторон.

Кто-то поднимается по лестнице! Кто-то подошел к двери!

Буратино и Мусенька вылезли в окно на крышу. Вдруг в передней негромко и ласково щелкнул замок. Вошла лиса, вся обвешанная коробками, пакетами, и споткнулась на пороге.

Карабас лежал на полу и стонал:

– Буратино… Лови Буратино… Он на крыше…

Лиса бросила свои пакеты и как молния метнулась к окошку. Буратино был уже у трубы, перелезал через гребень крыши. Мусенька прыгнула в чердачное окно – только хвост мелькнул в воздухе.

Ведь даже самая умная кошка не справится с лисой!

Лиса схватила Буратино и притащила его обратно в комнату. Потом оборвала шнур у оконной занавески, крепко-накрепко обмотала мальчика шнуром и бросила его в кресло.

Так он лежал связанный и не мог пошевелиться. Только вертел носом во все стороны и шептал:

– Помогите, вещи!

Но вещи совсем притихли. Лиса любила порядок, и вещи ее слушались. Лиса подошла к Карабасу, уперлась лапками в бока и спросила:

– Что это значит?

– Ох! – всхлипнул Карабас.

– Что это значит? Я вас спрашиваю, синьор Карабас? – рассердилась лиса. – Стоило мне уйти на полчаса, как вы натворили глупостей!

– Они на меня напали! Они меня изувечили! – хныкал Карабас.

Он рассказал лисе, как было дело.

– Хорош герой! Булок испугался! – фыркнула лиса и повела его умываться.

А бедный Буратино лежал в кресле, весь обмотанный шнурком, как катушка ниткой! Мусенька опять подкралась к окну и подмигнула ему из-за цветочных горшков.

– Беги скорее! Беги на крышу! Я тебя провожу!

Но Буратино не мог пошевелить ни ручкой, ни ножкой. Он лежал и думал, что с ним дальше будет.

Карабас умылся и расчесал бороду. У него весь страх прошел.

Он злобно поглядывал вокруг.

И вот, когда захрипели часики, раскрылся узорчатый домик и кукушка собралась трижды сказать «ку-ку», потому что было уже три часа, Карабас подскочил к часам. Он с силой дернул гирьки и выломал маятник. Часы звякнули со стоном. В них порвалась пружинка. Кукушка скрипнула и замерла, скосившись набок.

– Больше не покукуешь! – сказал Карабас и швырнул маятник в угол.

Потом он подошел к креслу, где лежал Буратино, и щелкнул мальчика по носу.

– Хо-хо! Недалеко же ты, дружок, убежал! А вот, чтобы тебе больше не бегать, я сейчас и голову, и ручки, и ножки тебе отрежу! Эй, лиса! Подай сюда ножик!

Лиса принесла ему большой нож. Он стал точить нож о подошву, поплевывал на него, пробовал лезвие пальцем и приговаривал:

– Положим мы голову в одну коробочку, ножки – в другую, ручки – в третью! И так отвезем Буратино домой! А когда он станет послушным, шелковым, можно будет его собрать и пустить побегать!

Буратино лежал ни жив ни мертв. Только слезы капали у него из глаз. Вот лиса взяла мальчика в лапы и подала Карабасу. Вот Карабас занес нож…

Вдруг в передней раздался звонок, да такой звонкий и веселый, что чашки на столе задребезжали в ответ.

Карабас опустил руку с ножом.

– Ну, кто там еще? Сходи погляди, лиса!

Лиса бросила Буратино на кресло и побежала к дверям.

– Здесь живет Карабас? – спросил громкий, ясный голос.

– Здесь! – ответила лиса. – Но его, к сожалению, нет дома.

– Ррр… Гав, гав, гав! – послышался сердитый собачий лай, а тонкий голосок – голосок девочки – крикнул:

– Да вот же он стоит у окна! Он самый… И борода такая, как на картинке!

– Майя! Артемон! – завопил Буратино что было мочи.

Майя и Артемон ворвались в комнату, оттолкнув лису. Майя схватила Буратино на руки и принялась распутывать его ножки.

– Как они тебя скрутили, злые, негодные! Ах ты бедненький мой.

Пудель лизал деревянное личико Буратино. Тот плакал и смеялся от радости. А перед Карабасом стоял милиционер.

Карабас нагнул голову как бык, вытаращил свои злые глаза и рявкнул:

– Что вам нужно? Ступайте вон!

Он уже забыл, что только что валялся на полу и выл от страха… Он опять хорохорился.

«Ну и морда!» – подумал милиционер, и ему захотелось плюнуть. Но он был очень воспитанный. Он взял под козырек и сказал:

– Гражданин Карабас, предъявите ваш паспорт!

– Вот еще! – крикнул Карабас. – Да вы знаете, кто я такой?

Он надулся так, что каждый волосок в его бороде встал дыбом.

Но милиционер и глазом не моргнул.

– Кто бы вы ни были, хоть и самый замечательный человек на свете, вы обязаны предъявить мне паспорт. Такой у нас порядок!

– Да вы что? – заорал Карабас. – Да я вас в порошок сотру! Духу вашего здесь не останется, ворон костей не соберет! Вон отсюда, пока цел!

Он заложил руки за спину и боком пошел на милиционера, страшный, противный, весь в клочьях сизой бороды! Бывало, тарабарские жители падали замертво, увидев такое чудище! Майя присела на корточки, прижимая к себе Буратино, пудель поджал хвост и дрожал. А милиционер и ухом не повел.

– Не расстраивайтесь, гражданин. Вам это вредно. Вон вы как покраснели! Давайте сюда ваш паспорт. Мне некогда.

– А-а-а! – заорал Карабас и, подняв кулачищи, бросился на милиционера. Но тут лиса схватила его за фалды и сильно дернула назад. Он шлепнулся в кресло – да так, что пятки взлетели кверху!

– Вы с ума сошли! – шепнула ему лиса. – Скорей покажите ему паспорт. А то он заберет нас в милицию. Тогда мы пропали!

– Да что ты? – испугался Карабас и стал доставать из кармана свой паспорт. А лиса заюлила перед милиционером:

– Уж вы извините, ради бога. Господин Карабас такой нервный, такой впечатлительный!

– Пожалуйста, – сказал милиционер. – А не дать ли ему валерьянки? Накапайте ему двадцать капель! – Он вынул карманную аптечку и подал лисе блестящий коричневый пузырек с розовой пробкой. А сам взял паспорт из рук Карабаса и прочел:

– «Карабас Барабас Огромная Борода, подданный тарабарского короля, директор кукольного театра… Приехал в Ленинград…» Ну, паспорт в порядке!

– А то как же? – захныкал Карабас. – И чего вы ко мне пристали, я не знаю!

– А я знаю, – ответил милиционер. – Мне нужно задать вам один вопрос. Скажите, у вас в Тарабарской стране позволяется бить детей или толкать их так, чтобы они падали и расшибались?

– Это смотря по тому, каких детей… – сказал Карабас. – Бедных ребят можно толкать, а богатых деток не тронь! За это тебе попадет!

– Вон как! Хороши же у вас порядки, нечего сказать! – ответил милиционер. – А вот у нас ничьих детей, понимаете – ничьих, нельзя ни бить, ни толкать! А чтобы вы это запомнили, вот вам повестка… Придите в милицию. С вами наш начальник поговорит!

Он протянул повестку, но Карабас ее не взял.

– Да разве эта девочка – принцесса или графиня? Стану я из-за нее в милицию ходить? Ни за что! Никогда!

– Это совсем простая девочка! – сказал милиционер. – Вы ее ушибли – вас требуют в милицию, вот и все!

– Не пойду! Не пойду! – закричал Карабас не своим голосом, задрожал от злобы и, как сломанная кукла, опять повалился в кресло.

– Да что он у вас – припадочный, что ли? – спросил милиционер. – Приведите его в милицию. Там разберут, больной он или просто хулиган! А если не приведете, ему же хуже будет!

Лиса протянула лапу, чтобы взять повестку, а милиционер посмотрел на ее зеленые перчатки и спросил:

– А не вас ли, гражданка, собака покусала на набережной?

– Нет, нет! – крикнула лиса. – Не меня! Другую барышню, совсем другую!

– Да как же другую? – Милиционер вынул записную книжку и прочел: – «Маленькая барышня в клетчатой кепке, волосы рыжие, роговые очки, на руках зеленые перчатки… покусана собакой, необходимо сделать прививку…» Сообщили очевидцы. Вы сделали себе прививку?

Тут уж лиса принялась дрожать как осиновый лист.

– Нет! Нет! Нет! – бормотала она. – Не надо прививки! Я никуда не пойду!

– А не пойдете, так я к вам врача на дом направлю! Адрес известен, – сказал милиционер. – А вы пока пейте валерьянку и ведите себя как сознательные граждане. Идем, Майя!

Он пошел к двери. Майя побежала за ним с Буратино на руках, Артемон бросился за ней.

– Погодите! – прохрипел Карабас. – Пускай девчонка отдаст куклу! Это наша кукла!

А лиса подхватила:

– Да, да! Зачем девочка взяла нашу куклу?

– Майя! – сказал милиционер и строго посмотрел на нее. – Чья это кукла?

– Да это вовсе не кукла! Это живой мальчик Буратино! Мы с ним шли в «Скорую помощь», когда Карабас на нас напал… Ведь папа Карло болен…

– Постой, постой… – сказал милиционер. – Ты отвечай прямо. Чья это кукла?

– Наша! – крикнула лиса. – Это девчонка все выдумала! Не верьте ей!

– Нет, не выдумала, не выдумала! – сказала Майя и спустила Буратино на пол. – Это мальчик не наш, а папы Карло! Он его сам сделал. В книжке все про это написано. И вот Карабас на картинке!

Она раскрыла «Золотой ключик» и показала картинку милиционеру.

– Это сказка! – заорал Карабас. – Это писатели сочинили! А на самом деле Буратино – кукла, а не живой мальчик! Моя кукла!

И вдруг Буратино затопал ножками по полу, подошел к милиционеру и сказал:

– Да нет же, я живая кукла, дяденька! Не верь ему!

Милиционер даже попятился. Никогда он не видел живых кукол!

Он присел на корточки и спросил:

– Ты чей же такой?

– Папин! – сказал Буратино. – Мой папа Карло! А Карабас мне не хозяин! Я от него убегу.

– Ах ты хват! – рассмеялся милиционер. – Не хочешь служить у Карабаса – твоя воля! Ступай куда пожелаешь! А вы, граждане, не имеете права его задерживать!

Буратино подпрыгнул на руки Майи, и они с Артемоном выбежали за дверь. Милиционер пошел за ними, оставив Карабаса и лису в страхе.

– Дождались, – простонал Карабас. – И Буратино улизнул, и меня в милицию требуют! Заварилась каша!

– А все ваша борода! – огрызнулась лиса. – Не будь бороды, девчонка вас не узнала бы! Здесь все школьники читали сказку «Золотой ключик»! Как увидят вашу бороду, нипочем вам кукол не отдадут!

– Так обрежь ты мне ее, окаянную! – заревел Карабас. – Приедем домой, в Тарабарскую страну, я ее опять отращу! А здесь с бородой – одно мучение!

– Давно бы так! – сказала лиса. – Кстати, я вам новый костюм купила! Переоденьтесь, обрежьте бороду – никто вас не узнает!

Она достала ножницы и принялась стричь бороду Карабасу.

Вдруг он хлопнул себя по лбу.

– О-о-о! Какой же я дурак! Я совсем забыл про Пьеро! Бросай ножницы, беги за ним, – может быть, успеешь его захватить!

– Куда бежать-то? – взвизгнула лиса.

– А вот куда…

Не прошло и минуты, как лиса уже бежала по улице хвост трубой, а Карабас сидел перед зеркальцем Марьи Ивановны и, охая и кривясь, сам кромсал ножницами свою клочковатую бороду.

Сказка представлена исключительно в ознакомительных целях.